Центр Культуры и Спорта   
"АГАЦУКАН"  

Первый раз я посетил Японию в 2007 году в составе российской делегации от РОИЯКС. Поездка была больше экскурсионной, мы пробыли в Токио всего неделю, несколько раз сходили в Хомбу Додзе с утра для тренировок у Досю и один раз тренировались в додзе нашего куратора - Ямада-Сэнсэя.

Пять лет спустя, летом 2012 года я усиленно готовился к экзамену на черный пояс по Школе Дайто. В этот раз я решил, что обычным десятидневным пребыванием в Японии ограничиться не получится и решился поехать туда на месяц.

Долго планируя это непростое путешествие, я общался со своими коллегами и друзьями, и один из них, Михаил Алещенков, решил присоединиться ко мне, еще не представляя, чем для нас обернется эта поездка. Сразу оговорюсь, что поездка с самого начала планировалась как тренировочная, с минимальным наполнением экскурсиями и достопремичательствованием.

День вылета наступил незаметно. 9 часов на необычайно комфортном самолете авиакомпании JAL, и мы в международном аэропорту города Нарита, что расположен в двух часах езды от Токио. Необычайно удивила конструкция самолета, на котором мы летели. До этого я летал, очевидно, на старых моделях. Создавалось впечатление, что машина, попадая в турбулентные потоки, становится желеобразной, максимально поглощая вибрацию и провалы. Большие дисплеи с огромным количеством фильмов, музыки и игр, самозатемняющиеся иллюминаторы, приветливые и услужливые японские стюардессы – все это сделало наш полет интересным и комфортным.

Сразу же, в день прилета, немного поспав в отеле и перекусив, мы двинулись в сторону додзе Кондо-Сэнсэя, которое находится в пригороде Токио на станции метро Ёцуги.

История додзё Кондо-Сэнсэя насчитывает не один десяток лет. В ноябре 1970 года, будучи учеником последнего патриарха Дайто Рю, он открыл свой собственный зал. Четыре года спустя, в 1974 году, Сэнсэй Токимуне Такеда сделал Кацуюки Кондо Сокэ Кёдзю Дайри. В октябре 1982 года, Кондо перенес свое Додзе на третий этаж нового здания своей компании (где оно находится и по сей день), и назвал его "Шимбукан" (название додзе было подарено Омори Согеном, известным монахом Дзен и фехтовальщиком Дзикисинкаге-рю и переводится как «Истинное Будо»).

Очень повезло, что в день приезда жара дала нам попривыкнуть (накануне прилета температура в Токио составляла 37 градусов). Шел дождик и температура держалась в районе 25. Хотя, в прочем, везение это продолжалось недолго.  А вообще, август – это не лучший месяц для посещения Японии. Душно, влажно и жарко.

Мы застали Сэнсэя на татами, он руководил занятиями детской группы, учил маленькую девчушку правильно падать. Еще с порога мы услышали, как Сэнсэй прокричал нам прямо из зала свое фирменное «How’re you doing?». «Outstanding!» - поспешили ответить мы. В перерыве мы обменялись рукопожатиями, подарили подарки, и Сэнсэй сходу сказал, чтобы мы шли переодеваться в доги.

Обычно на разминке (которая по скромным подсчетам продолжается 45 минут) Сэнсэй идет отдыхать домой (благо дом у него расположен в соседнем здании). В это время тренировочным процессом руководит сэмпай – старший ученик. Обычно, это Исси-сан, человек, подходящий к своим обязанностям с самурайской серьезностью. Поэтому к моменту возвращения Сэнсэя невероятно выматывающий набор физических упражнений, усталость с дороги, акклиматизация и духота сделали мои ноги ватными. Глядя на Михаила, я понимал, что он чувствует себя не лучше.

Хочется отдельно отметить отношение японцев к своему Учителю и к тренировочному процессу вообще. Очень легко узнать, что к порогу додзе подошел Сэнсэй: работа в зале стихает, все принимают почтительную позу сэйдза, и воцаряется полная тишина. Все ждут, пока Сэнсэй войдет и сделает поклон в сторону шинзен. На поклоне Сэнсэя членам додзе раздается оглушающее «Онагаэ симас!». Вообще киай (крик) тех, кто постоянно практикует Дайто Рю в Шимбукан додзе поначалу меня просто ошеломлял. Даже девушки, которые в обычной жизни тихо щебечут, как птички, в додзе кричат так, что закладывает уши.

Практика приемов обычно начинается с пяти основных техник Айки. После этого Сэнсэй разбирает какую-либо тему. Однако, для нас с Михаилом был большой сюрприз, что как раз за месяц члены додзе начали готовиться к показательному выступлению в Айкоку Гакуэн. В результате Сэнсэй сказал, чтобы мы стали укэ (нападающими) для некоторых занимающихся. Сами мы к выступлению не готовились, так как входили в состав Росиа Стади Груп – группы из России – и должны были выступать в ее рамках и готовиться на семинаре отдельно.  Михаил стал нападающим для дедушки с белым поясом, почему-то тренирующимся с детской группой. К концу месяца Михаил ласково называл этого человека «Мой Дед», настолько все для нас стали близкими на почве практики этого замечательного искусства. Я, в свою очередь, стал уке для девочки из детской группы и женщины из взрослой группы. Конечно, работать на тренировках в основном только как нападающий – это очень утомительное и, по нашим представлениям, неблагодарное дело. Три с половиной часа в режиме «упал-встал»! А еще ведь жара. Кроме того, хотелось делать приемы самим! Но Сэнсэй решил, что мы будем только нападать, оспаривать это решение никто не осмелился. Стоит отметить, что во время тренировок Сэнсэй постоянно за нами наблюдал, как мы двигаемся, как страхуемся. Мне повезло: он очень часто вызывал для демонстрации техник именно меня и хвалил страховку. Быть уке для мастера такого уровня – значит учиться и учиться по-настоящему, как говорят, от сердца к сердцу.

Каждая тренировка в Шимбукан Додзе заканчивается обрядом Соджи – традиционная уборка помещения. Нас, как вновь прибывших, отправили драить туалет. И вот, после бессонной ночи, голодные, безумно усталые, но счастливые, мы ползали на карачках перед японским унитазом.

Ночью мы не могли спать - все тело ломило. Кроме того, сказывалась пятичасовая разница во времени и нарушение ритмов организма. А первые лучи утреннего солнца, начинающие пробиваться в окна и бить в глаза, отнимали последнюю надежду хоть сколь-нибудь выспаться. Так прошло три недели.

Почти сразу, в первые дни, Кондо-Сэнсэй порекомендовал нам посещать и токийское додзе своего младшего брата, Масаюки Кондо-Сэнсэя. Масаюки-Сэнсэй – очень позитивный человек. Как и его старший брат, он не живет преподаванием Дайто Рю, что позволяет ему брать в ученики только тех людей, которых он считает наиболее достойными обучения. Сэнсэй имеет 7 дан Дайто Рю (стоит отметить, что во времена Токимуне Такеда-Сэнсэя существовало лишь 5 данов и свитковая передача знаний; даны выше 5 стал присваивать уже Кондо-Сэнсэй, хотя свитковая передача осталась до сих пор) и, кроме того, степень менкё кайден (полная передача знаний) в старинной школе фехтования ОноХа Итто Рю.

В молодости Сэнсэй Масаюки, помимо Корю Будзюцу, занимался Айкидо у Арикава-Сэнсэя, и это поставило отпечаток на стиль проведения тренировок. На мой взгляд, его тренировки мягче, не так сильно изматывают, как в Шимбукан-додзе. Меньше физухи, больше различного вида страховок, выводов на броски и бросков в стиле айки-наге. В зале даже был кондиционер, и его даже включали во время тренировок! Удивительно, но стиль Масаюки-Сэнсэя значительно отличается от стиля преподавания Кацуюки Кондо-Сэнсэя, что не делает тренировки менее интересными и невероятно полезными для технического и духовного роста. Именно в этот период состоялось мое знакомство (к сожалению, пока весьма поверхностное) с Оно Ха Итто Рю – старой школой фехтования, которую традиционно практиковали адепты Дайто Рю линии Токимунэ Такеда.

Несмотря на загруженность тренировками, мы все же смогли выбраться в Хомбу Додзе Айкикай на тренировку моего любимого сэнсэя – Ёшиаки Ёкота. Сэнсэй, как и всегда был в форме: разбрасывал всех налево и направо, просто фонтанируя энергией. Впечатлило, как Ёокота-Сэнсэй противодействовал каратистскому цуки с хикитэ (отдергиванием руки после удара кулаком). У меня сложилось впечатление, что ему вообще все равно, как и кто его будет атаковать, настолько высок его технический уровень. А вот общей уровень занимающихся в тот период (конечно, на фоне учеников Кондо-Сэнсэя) оставил не очень положительные эмоции, но это уже другая, возможно, спорная история.

Как бы там ни было, мы нацепили белые пояса (т.к. хакама и черных поясов у нас с собой не было) и присоединились к тренировке. Сразу после разминки (в Хомбу Айкикай разминка занимает около 10-15 минут и состоит в основном из упражнений на растяжку мышц) со мной и Михаилом решили встать японские дедушки в протертых хакама. Было ясно, что занимаются они очень давно. Их взгляд, их движения, тайминг – все было достойно восхищения. Сказать могу только одно: как прекрасно то искусство, которое и в 70 и в 80 лет позволяет быть тебе в чрезвычайно активной физической и умственной форме! В свое время я видел в Хомбу Додзе учеников, возраст которых я определить не берусь, но, думаю, что им было за 80-90. Некоторые из них настолько стары, что не могут полноценно практиковать ваза (техники). Они раскладывают небольшие стульчики в углу зала и практикуют кокю хо сидя, напитываясь духом Будо.

Айкикай Хомбу Додзе просто ломится от огромного количества иностранцев всех возрастов и уровней. Вот уж поистине, айкидо – межнациональное искусство. Или даже так: современное айкидо - катализатор глобализации!

В течение этого веселого месяца нам все же удалось вырваться за пределы Токио в направлении горного города Хаконэ. Хаконэ – это своего рода Кисловодск для японцев. Городок наполнен огромным количеством термальных источников, на которых располагаются всевозможные SPA-центры, отели европейского типа, и, конечно, традиционные реканы. Будучи изрядно измотанными и физически и морально, мы надеялись как следует отдохнуть в краю японских гейзеров. Я много слышал про красоту и природное богатство Хаконе перед тем, как попал туда и, конечно, ожидал многого от этого места. Невероятно прекрасная природа: деревья, кустарники, горные ручьи, курящиеся гейзеры – все это просто замечательно. Но высочайшая влажность, жара, зной и вонь (да-да, вонь тухлых яиц – сероводородные источники!) – весьма омрачило наше там пребывание. Кроме того, рекан (отель традиционного типа), в которым мы жили, по цене соответствовал самым дорогим отелям Токио, а на деле оказался самой настоящей дырой. Еще одной проблемой являлось отсутствие в нашем рекане, да и вообще где-либо поблизости, горячей съедобной пищи (конечно же, по меркам гайдзинов). То, что предлагали отведать в ресторане отеля, мягко говоря, не вписывалось в наше мировоззрение по отношению к еде вообще (сырая рыба, сырое мясо, какие-то приправы, какие-то травы и слипшийся рис). Наверняка найдутся любители подобного застолья, и, поэтому о вкусах спорить не стану.

На четвертую неделю мы переехали в Кацууру – небольшой город в префектуре Чиба. Там проходил ежегодный семинар Кацуюки Кондо и дан-грейдинг. Сэнсэй специально устраивает такие интенсивны для иностранцев, у которых нет возможности долго жить в Японии и обучаться. Кацуура Нихон Будокан – специальный центр для практиков боевых искусств, где спортсмены живут, едят, отдыхают и тренируются. Это своего рода тренировочный лагерь.

Целую неделю проходили ежедневные изматывающие тренировки (6-7 часов в день). Традиционно на семинаре присутствовали 3 сэнсэя – Кацуюки Кондо, Масаюки Кондо, и Суми Хасегава (6 дан, Хиден Мокуроку, женщина с самым высоким уровнем в Дайто Рю). Когда Кондо-Сэнсэй видит, что люди уже совсем валятся с ног от усталости, он иногда показывает свои личные архивные записи Токимуне Такеда-Сэнсэя, что, несомненно, является большой удачей для всех учеников.

Режим и темп жизни в Кацууре совершенно не похож на таковой в Токио или, тем более, в Москве. Первая тренировка начинается в 6.00 утра, соответственно все встают в 5.30. Три тренировки в день, в промежутках все просто бегут в столовую, желая побыстрее поесть, чтобы выкроить хоть час сна перед следующей тренировкой. Отбой в 21.00, но многие иду спать намного раньше. Прогулял хоть одни тренировку – свободен, семинар для тебя окончен. Время тянется медленно, и люди, не привыкшие к подобному режиму и таким большим физическим нагрузкам, работают на пределе своих возможностей. Тренировочная неделя завершается экзаменом на степени дан.

В конце недели в высшей школе Айкоку Гакуэн (Aikoku high school campus) проходила 57-ая демонстрация техник Дайто Рю Айки-Дзюдзюцу под руководством Штаб-квартиры Дайто Рю. Мероприятие было посвящено 50-летию Айки-Дзюдзюцу в Айкоку. В показательном выступлении, помимо японцев, приняли участие ученики из России, Словакии, Швейцарии, Италии, Германии, Австрии, Мальты и Австралии. Группа из России была представлена пятью членами. По окончанию нашего выступления долго не стихали аплодисменты – так понравилось японцам наша демонстрация. Позже в беседе знакомые японцы говорили мне, что манера выполнять техники и подход к тренировкам у русских и японских учеников очень похожи, и что это нас объединяет.

Нам очень повезло видеть, как работают представители школы из других регионов (шибу) Японии. Наибольшее впечатление на меня, конечно, произвел Шизуо Амано - Кацушика шибу-чо (глава региона Кацушика) рокудан (6 дан). Катсуюки Кондо-Сэнсэй завершал демонстрацию, в конце он также прочел лекцию на тему Айки в техниках Дайто Рю. После демонстрации состоялся банкет.

После отъезда товарищей у нас с Михаилом оставалась в запасе почти неделя. На следующий день мы честно пошли на тренировку в Шимбукан-Додзе, готовые тренироваться уже в черных поясах. Но, как только мы увидели Сэнсэя, он сказал: «Сегодня тренировки не будет. Сегодня у нас праздник!» - и взял нас с собой в магазин за покупками для застолья. Сэнсэй закупил разных конфет, сладостей, газировки, пива, используя нас в качестве носильщиков своих вещей и пакетов. Немного позже произошло уникальное событие: Сэнсэй пригласил нас к себе домой, где показал свои коллекции разных насекомых, а также самурайского оружия и доспехов (стоит отметить, что приглашение к себе в дом, а особенно гайдзина, иностранца, - совершенно не свойственный японцам поступок, свидетельствующий о значительном уровне доверия).

Застолье происходило прямо на татами. Мы разложили специальные столики и разместили на них покупки. Для меня был большой сюрприз, что основные блюда были не те, что мы купили, а те, что готовила жена Кондо-Сэнсэя – красивая женщина почтенного возраста. Должен признать, сколько бывал в Японии, я ни разу не ел настолько вкусной пищи! Возможно, так мне показалось, потому что это была настоящая домашняя кухня японской семьи, а возможно, я был попросту очень голоден.

Вскоре срок нашего пребывания в Стране Восходящего Солнца подошел к концу. По приезде в Москву часто долго отвыкаешь от темпа и особенностей жизни в Японии. Например, японцы делают поклон, казалось бы, по любому поводу: при приветствии, прощании, согласии, одобрении, в разговоре, просто так и т.д. Куда не пойдешь, везде тебе кланяются! Поначалу это очень необычно, но вскоре и сам привыкаешь, начиная кланяться им в ответ. Под конец пребывания для тебя это уже естественный процесс, и ты по привычке продолжаешь совершать поклоны после приезда в Москву. При виде этого русские люди могут посмотреть на тебя с насмешкой или даже раздражением, как на умалишенного или сумасшедшего. В лучшем случае они подумают, что у тебя нервный тик. В ответ на это привычка совершать поклон в повседневной жизни начинает угасать…

Японцы – уникальные люди. Приезжая в Японию, словно попадаешь на другую планету. Я считаю, нам, русским людям, нашим дедам, бабулькам, пожилым, молодым и детям – всем есть, чему у них учиться. Меня восхищает единство их нации, почтительное отношение каждого японца к своей стране, своим корням. На мой взгляд, самое важное – это не пытаться перенимать их культуру и традиции. Самое важное для нас – это, изучая их искусство и культуру, улучшать при этом свою собственную.

Журнал "Kimo.Docs"
декабрь 2012г.
Копин Станислав





Внимание! При использовании данного материала обязательна активная гиперссылка на наш сайт agatsukan.ru